23.03.2024

В школах Бурятии хотят ввести штрафы за оскорбление педагогов

Конфликты внутри школ уже достигли своего апогея Текст: Василиса Шишкина Необычное предложение выдвинул на днях министр образования и науки Республики Бурятия Валерий Поздняков.

Конфликты внутри школ уже достигли своего апогея Текст: Василиса Шишкина Необычное предложение выдвинул на днях министр образования и науки Республики Бурятия Валерий Поздняков. Он считает, что давно пора защитить учителя от агрессивно настроенных школьников. И сделать предлагает это, приравняв статус педагога с сотрудником правоохранительных органов. Звучали также предложения повысить статус педагога до муниципального и государственного служащего, поскольку ограничения, которые налагаются на учителя, практически равнозначные.

По словам министра, глава республики Алексей Цыденов разделяет его точку зрения и уже дал поручение проработать вопрос о включении в республиканский Кодекс об административных правонарушениях мер о привлечении к административной ответственности за оскорбление учителя. До 18 лет за подобные факты ответственность возложат на родителей, после 18 лет – на самого учащегося. Сейчас этот вопрос прорабатывается с юристами.

Выживет сильнейший

С чем связаны столь радикальные меры, могут понять те, кто так или иначе связан с сегодняшней школьной средой. Уже многие годы в учебных заведениях происходят настоящие баталии.    Скандалы в стенах школ не сходят со страниц газет и интернет-изданий. Тут и рукоприкладство со стороны как учителей, так и школьников, хамство и оскорбления, скабрезные видео, снятые детьми исподтишка, и многое другое.

Мы нашли нескольких учителей, которые согласились нам рассказать, в каких реалиях им сегодня приходится работать. Все они опасаются огласки и потому попросили изменить имена и фамилии.

Баир Иванов работает в школе несколько десятков лет. Большой опыт и мужская выдержка позволяют ему свести на нет все провокации и дерзости со стороны подростков. Но даже он признается, что порой сдержаться очень сложно.

- Наверное, сегодня школа - это место, где выживают только сильнейшие учителя. И здесь «сильнейшие» не в плане хорошо подготовленные, грамотные методически, умеющие выдать отличные уроки, а в буквальном смысле, то есть люди, умеющие постоять за себя.  Если дети, а тем более подростки чувствуют, что могут вывести из себя учителя, и при этом есть пара человек, которые поддерживают этого наглеца, то этот буллинг со стороны ученика будет продолжаться долгое время. В итоге либо учитель уйдет из школы, причем навсегда, либо он дойдет, не дай бог, до рукоприкладства или хамства в ответ. На моей практике были случаи, когда учащиеся планомерно доводили учителя до нервного срыва. И такое встречается часто. Даже сами родители на собрании говорят, что иногда страшно проходить рядом со школой, где стоят подростки, - говорит Баир Владимирович.

Поспорили на срыв учителя

При этом каждый поодиночке, будь это парень или девушка, вполне себе нормальный и адекватный человек. Но стоит им собраться вместе, срабатывает «эффект толпы», когда каждый из ребят пытается переплюнуть другого своей наглостью, смелостью или циничностью.

- Скорее всего, дома эти дети совсем не такие, как на улице или в классе. Но как только они собираются вместе, то сразу стираются все границы. Им необходимо как можно более громко смеяться над глупыми шутками и словами сверстников, выглядеть не хуже других или круче кого-то. Я говорю про самый сложный возраст - 14 - 15 лет, восьмой-девятый классы. Как правило, в 10-11-х классах ребята приходят в себя, становятся намного взрослее, спокойнее и умнее.

О последних школьных скандалах, когда в Бурятии произошли два случая рукоприкладства со стороны педагогов, Баир Иванов знает не понаслышке. И хотя оправдывать такие, бесспорно, непедагогические меры он не собирается, но знает по себе, насколько сложно порой держать себя в руках. В его практике был случай, когда подростки поспорили… на него. Вернее, на то, что он обязательно сорвется и поведет себя некорректно.

- Весь урок один из подростков донимал меня тем, что постоянно мешал, задавал глупые вопросы, хамил, переходил на «ты». Доходило до откровенного хамства, когда вместо имени-отчества парень мне кричал: «Слышь, ты», «Эй, Баир, алле». И это несмотря на то, что мне далеко за 50. Через 40 минут провокаций, когда ученик понял, что не сможет меня вывести из себя, он признался. Мол, поспорил с одноклассниками, что сможет вывести меня и я отвечу ему нецензурно или ударю. Все это время он вел диктофонную запись, а, возможно, кто-то еще и снимал видео. В конце урока он высказал мне «респект» за то, что я его «обыграл», и пообещал, что запись сегодня же сотрет.

К сожалению, такой колоссальной выдержкой обладают не все педагоги, отсюда и массовый уход из школ. Бороться с невоспитанностью детей и их родителей, отвечать стойко на все провокации, в любой момент быть снятым на видео, которое потом «прославит» учителя на всю страну - на все эти подвиги готовы далеко не все.  

Ситуацию усугубляет тот факт, что если раньше дети хотя бы боялись «двоек» или остаться на второй год, то сейчас и эта угроза для многих стала не такой страшной.

- Мы не имеем права оставлять ребенка на второй год. Если только его родители разрешат. До девятого класса мы обучаем и выпускаем, как бы плохо школьники ни учились. Экзамены они пересдают без конца. Более того, многие неуспевающие ученики еще и просятся в 10 - 11-й классы. А если их не берут, идут жаловаться в комитет.

Хотя понятно, что в случае совсем уж провальной успеваемости выпускнику школы грозит выйти в большой мир со справкой вместо аттестата со всеми вытекающими безрадостными последствиями.

Гаджеты важнее знаний

Еще одна всеобщая беда сегодняшнего времени – гаджеты. Мобильные телефоны, наушники, планшеты - расставаться с техникой школьники не готовы даже на 40 минут. Многие демонстративно весь урок сидят «в телефоне», отказываясь снимать наушники. Вытащить ребенка из виртуального мира в реальный – также задача, доступная не каждому педагогу.

«Не трогайте мои вещи», «Вы не имеете права, брать мой телефон», «А что, если мне неинтересно вас слушать» - и это еще самые безобидные фразы, которые приходится выслушивать учителям, которые просят убрать на время телефон.

Для борьбы с гаджетами в некоторых школах идут на крайние меры. С согласия родителей и благодаря утверждению этого правила в локальном акте школы перед каждым уроком телефоны отдают на хранение учителям. Специально для этого некоторые классы даже покупают специальные подставки-ящики, в которых каждый смартфон лежит в своем гнезде без опасности (не дай бог!) быть поцарапанным.

В школе, где преподает Светлана Наумова, такого распоряжения пока нет. Каждый урок она начинает с просьбы убрать телефоны и снять наушники.

- Есть те, кто сразу отключает и прячет в сумку. А есть такие, кто позднее, уже во время урока, снова включает гаджет, надевает наушники, и оторвать их от экрана уже невозможно. Для многих подростков их телефоны – нечто священное и неприкасаемое. Любое прикосновение или обещание забрать на время технику расценивается как оскорбление, унижение и вызывает неадекватную агрессию в ответ, - сетует Светлана Борисовна.

По словам другого педагога Елены Васильковой, в последние годы рамки приличия все больше и больше размываются.

- Мне кажется, раньше такого не было. Дети соблюдали какие-то рамки приличия, уважения к старшим, а сейчас все размылось. Обиднее всего то, что и родители порой ведут себя точно так же. Они считают учителей обслуживающим персоналом. Даже за «двойки» и «тройки» винят нас, оскорбляя и обвиняя в некомпетентности.

«Выбью зубы за моего сына»

Зачастую, наслушавшись психологических лекций, родители воспринимают все слова учителя, который просто хочет помочь, атакой на любимое чадо.

- Порой просишь обратить внимание на такие-то предметы, оценки. А в ответ слышу: «Мой ребенок самый лучший, буду защищать его, я всегда на его стороне. Если плохая оценка, значит, вы недоработали». Бывает, услышишь и похлеще, причем от взрослого мужчины, например: «Я тебе все зубы выбью за своего ребенка» (как вариация «порву глотку»), - цитирует Елена Василькова.

При этом педагоги начальных классов не согласны с тем, что самое страшное приходится на долю учителей, общающихся с подростками. В первых классах ситуация, по словам Елены Васильковой, и вовсе порой доходит до абсурда.

- Родители малышей почему-то уверены, что мы обязаны научить их детей кушать аккуратно, завязывать шнурки, надевать шапки, переодевать на физкультуру. Многие дети чересчур инфантильные, несамостоятельные, как будто еще детсадовцы. Нам вменяют, что мы якобы обязаны проверять каждого - записал ли ребенок домашнее задание, а если записал, то верно ли указаны страницы, параграфы. Мы только и слышим от родителей: «Вы должны!», «Вы обязаны!», «Это ваша работа!». Эмоциональное давление со стороны родителей колоссальное. Многие из моих коллег уже принимают успокоительное на постоянной основе, - говорит Елена Василькова.

Психически нездоровых детей становится больше

Все наши собеседники сходятся еще в одной новой тенденции: детей с психическими нарушениями становится все больше. Такие дети могут кидаться стульями, кусаться, царапаться, прыгать по столам, хватать за волосы девочек, заглядывать под юбки. Был случай, когда здоровенный парень отпинал молоденькую учительницу, после чего ей пришлось делать операцию (женщина страдала варикозом). Когда начинается разбор ситуации, часто бывает, что родители, видя, что с ребенком что-то явно не так, не считают нужным обращаться за медобследованием. И даже после того, когда выясняется, что ребенок точно болен и его ставят на учет, лечить того опять-таки не спешат.

Медленное развитие, отсутствие внимания, неадекватное, а порой жесткое и агрессивное поведение школьника, который в силу болезни, может, и не виноват в таком поведении  - все это снова ложится на плечи учителей. Обязать родителей отдать даже социально опасного ребенка в коррекционную школу или на домашнее обучение педагоги не имеют права.

Необходимо повышение статуса учителя

Большинство наших собеседников позитивно восприняли идею, озвученную министром образования. По их мнению, такая мера станет хоть какой-то для них защитой от зарвавшихся учеников и их родителей.

Клинический и семейный психолог, действительный член Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги Надежда Борисова одобряет инициативу министра образования и считает, что «необходимость повышения статуса учителя назрела уже давно, но здесь нужен системный подход».

- Статус учителя очень сильно поменялся за последние годы. Почему? Во-первых, с приходом интернета учитель перестал быть единственным источником информации и знаний. И любой ученик может преспокойно прямо на уроке открыть телефон и получить альтернативную информацию по одной и той же теме и начать спорить с учителем. Примеров хамского поведения учеников, травли учителя очень много. Однозначно, это  проблема всероссийского масштаба. Однако невозможно просто так приравнять учителя к административным и госслужащим без изменения отношения к учителю, без изменения размера его заработной платы. Чтобы и сам учитель ощущал свою ценность и значимость. В противном случае может получиться так, что на учителей наложили дополнительные ограничения и все.

На вечный вопрос о том, почему порой школьники ведут себя так вызывающе и кто в этом виноват, Надежда Борисова высказалась так:

- У учителя в последние годы немного изменилась задача. Нужно не только передавать знания, но и делиться своим опытом, своими скиллами, умениями, вкладывать в учеников свои ценности жизненные, способствовать формированию личности учащихся. А нынешние ученики - будущее страны. И, самое главное, по моему мнению, должно быть другое отношение к учителю в семье, у родителей учеников, потому что дети, они ведь растут не в поле. Они из семьи, и то, какие ценности закладывают родители, как воспитывают, так ребенок и будет себя вести. И если родители относятся без уважения к учителю, так же будет относиться и сам ребенок. С другой стороны, если в семье есть какие-то проблемы и неблагоприятный психологический климат, ребенок таким образом то же самое будет транслировать в отношениях с одноклассниками и учителями. В каждом случае нужно разбираться отдельно.

«Виновата в целом агрессивная среда»

У известного в Бурятии психолога, руководителя «Центра практической психологии» Игоря Бадиева опыт работы в качестве педагога, как и с самими педагогами, значительный. Он знает многое о школьной среде и ее особенностях.

С тем, что подростки сегодня стали намного грубее, наглее и циничнее, чем раньше, он категорически не согласен.

- Я из семьи педагогов. Моя мама – заслуженный учитель России. Она мне рассказывала, как приставали старшеклассники к ней, к молоденькой учительнице. То, что сейчас говорят о подростках, что они не слушают учителя, ведут себя нагло, вызывающе, агрессивно, выходят за все рамки. Вы думаете, раньше такого не было? Ничего подобного. Такое поведение в принципе характерно для подросткового возраста. Просто раньше не было гаджетов, интернета, чтобы информация так широко обсуждалась и освещалась.  Когда еще я учился в школе, подростки порезали учителя, другие - подожгли школу, матом посылали учителей  - все это было. Утверждать, что сейчас подростки стали другими, неправильно. Они ровно такие же, как и всегда. Потому что всегда бунтуют, всегда проигрывают свою независимость, самостоятельность через бунт, через негативизм, через обесценивание авторитетов. Более того, если сравнивать нынешних подростков с теми, что были лет 20 назад, то в основной массе сегодняшние подростки более интеллектуальные, осознанные, грамотные, продвинутые, - считает Игорь Бадиев.

А вот что касается конкретно отношения к учителю, то здесь психолог уверен – изменения, бесспорно, есть и не в лучшую сторону.

- Отношение к учителю изменилось, но ведь не из-за того, что к ним так школьники относятся или родители.  Тут вопрос, который поднимается в целом о статусе учителя, о его роли в обществе. Да, учителя чувствуют себя униженными, оскорбленными. Но не детьми же они унижены. А теми, кто им платит зарплату, дает поручения. И вот с этой униженностью они приходят к детям.  Тут, как в знаменитом меме, происходит циркуляция агрессии: начальник орет на подчиненного, подчиненный приходит домой и орет на жену, жена - на детей, а дети - на собаку. Поэтому проблема статуса учителя находится в совершенно другой плоскости, нежели только в сфере отношений учителя и ученика. Тут вопрос в самой образовательной среде. Образовательная школьная среда в целом у нас агрессивная. И она касается всех участников образовательного процесса, начиная от министерства и заканчивая уборщицей в школе, охранника на входе.

Вопрос агрессивности образовательной среды – это не только российская, а общемировая проблема. Что же делает любую среду агрессивной?

- Существует достаточно много исследований по вопросу безопасности образовательной среды, социально-психологического климата. Есть исследования, которые говорят о том, что чем более формализована среда, чем более формальные отношения в школьной среде и чем больше она нацелена на академическую успеваемость, тем более неблагоприятный психологический климат в этой среде. И тем выше агрессивность среди участников образовательных отношений, - объясняет психолог. - Если мы говорим о корпоративной культуре в этой большой школьной среде, то она такая: директор может наорать на педагога, завуч тоже, педагог, в свою очередь, на ученика, родители - на учителя или родители конфликтуют друг с другом. Уборщица тоже, как правило, может себе позволить нападать на школьников - все, наверное, знакомы с этим злобным: «Ходят тут по вымытому!». То есть всем можно, а ребенку, получается, нельзя?

И эти негласные правила и обычаи никакими нормативными актами не исправить. Получается, что в нашей школьной среде агрессия является вполне себе таким привычным способом взаимодействия.

Спасение в малых группах

По мнению психолога, спасением станет умение создавать правильный социально-психологической климат в малой группе.

- Травля – это продукт самой группы, а не отдельных ее участников. Многочисленные эксперименты показывают, что если взять группу, где есть травля, и переместить  ее участников в другую группу, где травли нет, то никто там больше никого травить не будет. И жертва, и агрессор в этой новой группе перестанут играть такие роли. Малая группа (кучка людей, которые находятся в непосредственном контакте друг с другом) живет не по формальным правилам, а по своим неформальным, которые сложились в этой группе. И мы подчиняемся неформальным требованиям.

В каждой конкретной группе есть лица, которые являются лидирующими, авторитетными, это те, кто создает такие благополучные неформальные отношения. Если возьмем классного руководителя, его задача не в том, чтобы дать знания, а в том, чтобы сформировать положительный психологический климат внутри класса. Но наших учителей никто не учит, как управлять группами. Как грамотно коммуницировать и  разрешать конфликты. То же самое касается и администрации.  Современного директора или завуча тоже никто не учит управлять группами. Ему дают теорию менеджмента в лучшем случае, а не азы социальной психологии, - говорит Игорь Бадиев.

Более того, психолог утверждает, что акценты нашей статьи сделаны не совсем верно. Его последние исследования показали, в каких отношениях конфликтов и агрессии больше всего. И это вовсе не учитель-ученик.

- Много лет я изучаю образовательную среду. Провожу исследования. По результатам наших последних исследований, наиболее слабым звеном и самым опасным по степени взрывоопасности и накала являются отношения родителей школьников друг с другом, - утверждает психолог. – Доходит до драк и даже убийств. И эти отношения вообще никак никем не регулируются и не выстраиваются.

Исходя из вышесказанного, Игорь Бадиев считает инициативу повышения статуса учителя с помощью введения новых законов, скорее, опасной, чем полезной.

- Я считаю, что введение административного наказания за оскорбление учителя - это еще один повод увеличения агрессивности самой среды. Еще один инструмент для того, чтобы у учителей учеников и их родителей был повод, чтобы друг друга травить и друг над другом измываться. Представьте, что я трудный подросток, который находится в конфликте со своими родителями и учителями. Я нахамил учителю – маму оштрафовали. Кого наказали? Да, мама меня наругает, а мне то что? Не любите меня, вот и получайте по первое число. Хоть какое-то внимание будет со стороны родителей, которые на меня вообще никакого внимания не обращают. Получается, одним выстрелом я убиваю двух зайцев. И выскажу подростковый протест, нахамив или набедокурив, и хоть плохонькое, но внимание получу от родителей. Да после этого я не только учителю, но и директору нахамлю. А то и начну соревноваться с другими ребятами, кто больше штрафов насобирает, - высказывает предположения психолог.

Учителя только за

Между тем сами педагоги и некоторые школьные психологи считают инициативу приравнивания учителей к полицейским или госслужащим нужной и актуальной.

- Сегодня права и обязанности есть у всех, кроме учителя. Если, допустим, у учителя произошла неприятная сцена и его прилюдно отругал матом школьник, что ему делать, куда идти с этим? Да никуда. Директор или завуч даже слушать не будут, а, скорее всего, только отругают. Скажут: ты педагог, как довел до этого, иди и решай сам. Учитель никак и никем не защищен. Плюют ли в него, снимают ли на камеру, происходит ли рукоприкладство или буллинг, он якобы сам всегда во всем виноват. Новая инициатива, если ее доведут до ума, мне кажется, станет хоть каким-то сдерживающим фактором для детей и родителей. И, с другой стороны, некой защитой для педагога, - считает школьный психолог Наталья Якушева.

Наша собеседница педагог Елена Василькова тоже считает, что новшество пойдет только на пользу.

- В каждой школе есть один или несколько школьников, которые ведут себя так, как считают нужным, и родители не собираются на них как-либо воздействовать. Может быть, введение системы наказаний и штрафов приведет к тому, что эти дети начнут соблюдать хотя бы элементарные правила взаимоуважения и приличия.

Нам остается только ждать, приравняют ли статус педагога к сотрудникам правоохранительных или госорганов и чем это обернется для республики. Станет ли новшество еще одним яблоком раздора или, наоборот, послужит сдерживающим фактором и защитой прав и без того загнанных в угол учителей.

Фото: «Номер один»

Последние новости

15 апреля — Международный день специалиста лабораторной диагностики

Клинико-диагностическая лаборатория играет значимую роль в каждом лечебном учреждении, являясь важным звеном медицинской службы.

Новости

Счетчик обращений граждан и организаций Поступило 55050 на рассмотрении 7775 решено 47275 ВРАЧ ВРАЧ Мониторинг безопасности лекарственных препаратов Контроль качества лекарственных средств Мониторинг ассортим

12 апреля 2024 г. состоялось очередное заседание Коллегия Министерства имущественных и земельных отношений Республики Бурятия

12 апреля 2024 года в 09 часов, в зале совещаний Правительства Республики Бурятия, по адресу: г. Улан-Удэ, ул.

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *